Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Правительство Севастополя
Официальный портал органов государственной власти Севастополя
тел.:+7 (8692) 55-34-40
факс: +7 (8692) 54-20-53
        

Губернатор Сергей Меняйло: от обороны - к обустройству уютного для жителей Севастополя

  • 16 апреля 2015

    Губернатор Сергей Меняйло: от обороны - к обустройству уютного для жителей Севастополя

    Каковы результаты национализации в Севастополе, что будет с судостроением и другими отраслями промышленности, когда отремонтируют дороги и как строятся отношения с Черноморским флотом? Об этом и многом другом рассказал губернатор Севастополя, вице-адмирал в отставке Сергей Меняйло на «Деловом завтраке» в «Российской газете».

    Сергей Иванович, вы уже год возглавляете Севастополь. Как вы сами оцениваете это время у власти? Что удалось достичь, а чего нет?

    Сергей Меняйло: Самый сложный этап для Севастополя позади, это так называемый «переходный период». Юридически он закончен, мы стали частью России. Но все понимают, что наверстать 23-летнее отставание за один год не так просто. Проблемы остаются, мы во многом отстаем от других субъектов. Но и серьезные шаги сделаны. Практически заново построена финансовая система, система управления, принята масса законов. Управление городом в прошедший год велось практически в ручном режиме. То, что делалось в других субъектах по несколько лет, нам приходится решать за считанные месяцы.

    Во времена Украины Севастополю назначали мэра из Киева, поэтому такую практику севастопольцы воспринимают болезненно и хотят сами выбирать главу исполнительной власти. Главное, чтобы это не мешало развитию города и не вносило дезорганизацию в систему управления

    А как вы относитесь к прямым выборам губернатора?

    Сергей Меняйло: Я не против того, чтобы севастопольцы сами выбирали губернатора. В чем-то это даже лучше - жители Севастополя смогут выразить свое мнение, и никто потом не скажет, что это решение принималось как-то кулуарно. Во времена Украины Севастополю назначали мэра из Киева, поэтому такую практику севастопольцы воспринимают болезненно и хотят сами выбирать главу исполнительной власти. Главное, чтобы это не мешало развитию города и не вносило дезорганизацию в систему управления.

    Помогает ли в управлении городом ваш военный опыт?

    Сергей Меняйло: Конечно, помогает. Обстановка сейчас непростая. Она и по всей стране непростая, а у нас особенно. Помогает военная стойкость, закалка, привычка в критических ситуациях принимать решения. Многие считают, что военные никогда не были связаны с хозяйственной деятельностью. Они немного ошибаются, потому что командиры имеют в подчинении от полутора тысяч и более человек, и задачи перед ними стоят примерно такие же, как в управлении городом. Это те же самые вопросы казарменного фонда, обеспечения и так далее. Характер задач такой же, но объемы больше.

    Почему был национализирован «Севморзавод» Порошенко?

    Сергей Меняйло: Для Севастополя это стратегическое предприятие, которое в свое время было и градообразующим. Решение по его национализации было принято давно, а 28 февраля исполнено. Мы дали возможность собственнику зарегистрироваться в соответствии с российским законодательством, но он никаких действий не предпринимал. До 1 марта «Севморзавод» не прошел перерегистрацию и фактически оказался вне закона, поэтому его национализировали. Завод по факту не работал, заказов не было, люди приходили отмечаться раз в неделю. Денег туда не было вложено ни копейки.

    Сейчас, замечу, ситуация тут будет меняться. Есть поручение президента и решение правительства РФ о загрузке судоремонтных предприятий Крыма, в том числе «Севморзавода». Мы не могли участвовать в торгах по заказам, так как завод к нам перешел, когда все гособоронзаказы уже были распределены. Поэтому нами подписан меморандум о сотрудничестве с ОСК, разрабатывается программа загрузки. С Минфином РФ мы согласовали выделение 70 миллионов рублей, чтобы завод получил лицензии и провел подготовительные работы.

    А сможет ли завод выполнять заказы?

    Сергей Меняйло: Технически он может брать определенные заказы, но юридически не имеет лицензии на проведение работ, поэтому в первое время мы будем работать через ОСК и завод «Звездочка». Сейчас мы принимаем на работу людей, потенциальные заказы уже размещены на заводе. Есть частный заказ на ремонт судна «Надым» и заказ от Росморпорта на два катамарана «Сочи-1» и «Сочи-2». Работаем и с другими потенциальными заказчиками, в том числе «Черноморнефтегазом». Перспектива работы завода есть, о перспективе его развития пока говорить рано, потому что программа развития только в стадии разработки. Сейчас важно загрузить его заказами.

    Национализация предприятий на этом в Севастополе завершена?

    Сергей Меняйло: Нет, процесс продолжается. У нас есть предприятия, которые мы перерегистрировали, но они сегодня «мертвые». Такие как судоремонтный завод «Металлист» в Балаклаве. Там проблемы с субарендой и так далее. Есть ряд предприятий, которые в свое время были целостным имущественным комплексом, а сейчас имущество города расчленено и перепродано. Есть примеры, когда даже копейку не заплатили во время приватизации, просто документы переоформили. Из 35 предприятий, которые я предложил национализировать, не все убыточные, некоторые работают. По ним есть вопросы с собственниками, арендой, долгами перед городом: где-то нет договора аренды, где-то занижена арендная плата. Где-то предусмотренные договором инвестиции вкладывались за счет прибыли от работающего предприятия. Есть факты скрытой приватизации, занижения городских активов. С каждым из них мы детально разбираемся, изучаем историю собственности, чтобы понять, что с ними делать дальше.

    А что со свободной экономической зоной в Севастополе? Когда будут первые резиденты?

    Сергей Меняйло: Первый крупный резидент уже есть. Это совместное предприятие Севастопольского морского порта и корпорации «Ростех». Сейчас в порту завершается инвентаризация. Совместное предприятие будет зарегистрировано как резидент, когда получит все лицензии и соответствующее имущество. Оно будет заниматься перевозкой грузов по линии военно-технического сотрудничества - продукции «Ростеха» и его дочерних предприятий, а также коммерческих грузов на паромах. Самое главное, что это включает в себя единую программу развития порта и его реконструкцию. В порт Севастополя будет вложено около семи миллиардов рублей. Предприятие создается по схеме «50 на 50». Мы предоставим инфраструктуру, а «Ростех» будет вкладывать деньги в развитие порта.

    Другие желающие есть?

    Сергей Меняйло: Севастополь для многих представляет интерес. Мы сейчас рассматриваем сотрудничество «Севморзавода» и Объединенной судостроительной корпорации, Севастопольского авиаремонтного завода и компании «Вертолеты России». Мы рассматриваем около 20 заявок на участие в СЭЗ и скоро вручим первый сертификат. И это не только крупные промышленные приятия, но и малые производства.

    Стучались к вам иностранные инвесторы?

    Сергей Меняйло: Вели переговоры Израиль, Болгария, но это ни к чему пока не привело. Видимо, боятся санкций. Поэтому сегодня все наши двери открыты для российского бизнеса, российского капитала. Приходите, работайте… И себе на пользу и, конечно, на развитие города. Возможности для бизнеса у нас сейчас уникальные. Мы с уважением относимся к тем, кто пришел к нам, когда ситуация в городе еще сложная. Но мы предоставляем все условия, чтобы развивался и собственный бизнес инвестора, и оказывалась существенная помощь экономике города. Мы стараемся эти вопросы подробно оговаривать.

    Вы не раз, Сергей Иванович, высказывались о развитии и пользе государственно-частного партнерства. Как в этом случае человек, приносящий деньги, может быть спокоен, защищен юридически и финансово?

    Сергей Меняйло: Вокруг национализации предприятий, которая произошла в Крыму, много спекуляций. Это, конечно, отпугивает предпринимателей. Но их страхи, на мой взгляд, преувеличены. Инвестор не будет переживать, если в регионе существует сильная исполнительная власть. А слово, данное властью, законно. Второй момент - если предприятие работает прозрачно, то ему тоже нечего бояться.

    Но что происходит? В Севастополе на площади Лазарева располагался американский «Макдональдс». Как известно, он не пожелал работать в российском Севастополе и убрался восвояси. Помещение пустует. Предложили в нем открыть кафе. Начинаю выяснять - оно сдано в аренду некому ООО, которое платило 70 тысяч рублей в казну. Однако в субаренду «Макдональдсу» это ООО уже сдавало за 15 тысяч долларов. Есть разница? Арендатор объясняет, что это, мол, правильно. С его точки зрения, конечно, правильно, а для города - нет. Я говорю: мы вас исключим из этой цепочки, и 15 тысяч долларов будем получать в бюджет. Он удивляется: а где мой бизнес тогда?

    И так по многим направлениям. Если мы пойдем по такому пути, то у города быстро ничего не останется: все продано или в аренде. Мы же маленький город. Тем самым мы теряем контроль. Есть же опыт других государств. Тот же Шанхай возьмем, где контроль над землей находится в руках государства. И никто от этого не разорился… Мы можем выбрать смешанный принцип, не социалистический, но и не до конца капиталистический. Инвесторы, допустим, предлагают нам вложить деньги, но при этом хотят получить городскую собственность в долгосрочную аренду или выкупить ее. Мое предложение - давайте, друзья, совместно с вами работать, и тогда будут гарантии для обеих сторон. Сдача в аренду - это неэффективное использование имущества. Мы сдаем инфраструктуру или земельный участок и получаем фиксированную сумму. На этой инфраструктуре бизнес развивается и получается уже другой экономический эффект. Почему мы не можем перейти от арендной платы к доле в прибыли? Бизнес получит гарантии со стороны исполнительной власти. Субъекту, городу, это выгодно, а значит, для инвестора будут создаваться все условия, чтобы он развивался.

    Например, нам инвестор предлагает проект, при котором он за пять лет отобьет свои инвестиции и еще на 20 лет получит концессию. То есть вложенные деньги он увеличит в четыре раза. С точки зрения бизнеса это выгодно, а с точки зрения города - нет. Я считаю, что условия, как для инвестора, так и для субъекта, должны быть приемлемые, не кабальные.

    В таком же ключе вы рассматриваете взаимодействие «Севморзавода» и Объединенной судостроительной корпорации?

    Сергей Меняйло: Форма ГУПа для «Севморзавода» - определенный переходный период. Может быть, в дальнейшем он и будет акционироваться. Но если его отдать в аренду, город теряет контроль над загрузкой и работой предприятия. У нас нет бюджетных ресурсов, чтобы его развивать. Чтобы реконструировать и поставить на ноги «Севморзавод», нужно около 9-10 миллиардов рублей. Даже с помощью федерального бюджета на это уйдет не один год. Значит, нам нужно кого-то привлекать: Объединенную судостроительную корпорацию или еще кого-то, у кого может быть необходимый объем финансирования.

    У Министерства обороны, например.

    Сергей Меняйло: Структура ОСК себя немного изжила. «Звездочка», судостроительные заводы Балтики, Дальнего Востока - это все предприятия одной отрасли, которые объединили в корпорацию. Они друг другу конкуренты по гособоронзаказу. Если заказ дали, к примеру, «Севморзаводу», то его не дали «Звездочке», или наоборот.

    И там, и там есть корабли, которые нуждаются в ремонте.

    Сергей Меняйло: На ряде предприятий есть ограниченные возможности и специализация. В Советском Союзе была межотраслевая кооперация. И сегодня, на мой взгляд, это самая экономически выгодная модель. Когда есть распределение заказа по направлениям, а не размазыванию его, чтобы кого-то поддержать. Кто-то строит корпуса, кто-то комплексы, кто-то связь. Вот тогда они не конкурирующие друг другу предприятия. Помните фильм «Москва слезам не верит», когда проводили селекторное совещание? Я об этом говорю. То же самое касается логистики. Все говорят, что если от Новороссийска до Керчи или Феодосии ближе, чем до Севастополя, то в Севастополе не выгодна паромная переправа. Я на Морской коллегии привел пример Минтрансу. Паром «Петербург» привозил к нам 85 фур. Из них только пять шли на Керчь и Феодосию, а 80 оставались в Севастополе или ехали в Симферополь, до которого 80 километров. А от Керчи до Симферополя 220 километров, то есть «плечо» по автомобильной дороге намного больше. Надо перераспределить грузопотоки так, чтобы перевозки были более выгодны для бизнеса и, конечно, нужен приемлемый тариф. Распределение грузопотоков может происходить так же как и распределение любых заказов.

    А как себя чувствует малый бизнес в Севастополе?

    Сергей Меняйло: У нас принята программа поддержки малого бизнеса, в том числе и финансовой. В Севастополе представители малого бизнеса - это очень большой слой населения, и в основном они занимаются торговлей. Всем понятно, что люди массово ушли работать на рынок. Но в каких-то регионах производство уже заработало и люди на него вернулись, а нам только предстоит создавать новые рабочие места. С малым бизнесом не все было хорошо, люди были брошены на выживание. Мы стараемся упорядочить эти процессы и поддержать малый бизнес. Но это не значит, что весь Севастополь превратится в площадку для малого бизнеса. Сейчас стоит задача перепрофилирования предприятий и упорядочение рынков и ярмарок. Это процессы длительные и во многом болезненные. Мы должны предоставить людям альтернативу для работы, сделать востребованными их основные специальности. Но проблема в том, что предприятия пока полностью не загружены. Минимальная загрузка 10-15 процентов, максимальная 70-80. Вскоре мы начнем заводить инвесторов. Как я говорил, рассматриваем 20 заявок на участие в СЭЗ. Кстати, одно из предприятий, которое будет резидентом СЭЗ, занимается разливом воды. Такие компании мы тоже будем поддерживать. Мы обсудили программу развития некоторых отраслей малого бизнеса, в том числе туризма и сельского хозяйства. Но самое главное для нас - это развитие производства, начиная от малых предприятий.

    Мы не можем обойти тему так называемых «рассерженных горожан». Например, наш читатель Дмитрий Островский спрашивает: «Сергей Иванович, почему в Севастополе через год вашей работы дороги разбиты так, как никогда не были даже при Украине. В чем тут дело?

    Сергей Меняйло: Проблема с дорогами существует и тянет за собой ряд других проблем. Часть дорог, которые начали ремонтировать в прошлом году, сделаны некачественно, четыре уголовных дела по ним возбуждено. Подрядчики сейчас за свой счет устраняют замечания. На двух подрядчиков поданы иски в суд. Деньги по линии Росавтодора пришли в конце года, поэтому 150 миллионов мы вернули в бюджет и сегодня ждем их возвращения назад. В этом году бюджетные обязательства по линии федеральной целевой программы еще не подтверждены. Вдобавок, на двух крымских заводах асфальт не соответствует технологическим требованиям...

    Но, тем не менее, план ремонта улиц существует, ямочный ремонт начался. Пришла спецтехника, которой не было в городе. Я думаю, в течение двух-трех недель мы ямочный ремонт сделаем.

    Подрядчик, на которого заведены дела, снова работает в Севастополе?

    Сергей Меняйло: Вообще из тех компаний, которые делают ремонты дорог, только эта одна не местная. Но у нас и по другим подрядчикам уголовные дела. И не совсем правильно говорить, что кто-то их пролоббировал. В Севастополе не было фрезера, который снимает асфальт, а подрядчик зашел с этой машиной. Эта же проблема и с уборкой улиц. У самой мощной компании «Чистый город» 70 дворников и 10 мусоровозов. Когда я пришел, на весь город было три поливальные машины на базе старых ЗИЛов. И уличных пылесосов в городе никто не видел. А в Балаклаве они сейчас есть, туда зашла компания с большим парком техники.

    Многие проблемы упираются в 44-й федеральный закон о госзакупках. Надо техническое задание подстраивать под 70 дворников и 10 машин или под компанию, у которой 370 единиц разной техники для уборки улиц и вывоза мусора. Если под своих дворников, то мы нарушаем 44-й закон, потому что понижаем требования. Если мы составим техзадание по всем требованиям, то наш «Чистый город» его никогда не выиграет, как и другие местные компании.

    Называлась цифра, что в Крыму и Севастополе сейчас 80 процентов чиновников на высших должностях не местные. Не мешает ли это работе?

    Сергей Меняйло: Противоречия есть, но они скорее технические, связаны с деятельностью правительства. Конечно, происходит притирка, как в любом коллективе. Но это не личностные отношения, а служебные, которые возникают в ходе работы. Круг задач может пересекаться, и у каждого есть свое видение этого процесса. Но все они люди командные и нацелены на выполнение поставленных мной задач. В целом в правительстве у нас около 90 процентов сотрудников местные.

    В Севастополе заметно противодействие законодательной и исполнительной власти. В споре рождается истина или такое противодействие только мешает?

    Сергей Меняйло: Не скажу, что есть противодействие между ветвями власти. Есть определенные противоречия, которые возникают в ходе обсуждения вопросов. Но надо делать скидку, что законодательная власть у нас вновь сформированная, депутаты никогда не занимались законотворчеством, да и исполнительная власть сформирована заново. Чиновников, которые имеют многолетний опыт работы, не так много. В других регионах ветви власти уже притерлись и между ними есть взаимопонимание. У нас идет притирка, и этих вопросов становится все меньше, есть диалог. По двум законам я наложил вето - о налоговой ставке для резидентов СЭЗ и об Общественной палате. Это не значит, что есть противоречия. Законодательное собрание и правительство придерживались разных позиций. Но если я не смог вам объяснить и в чем-то убедить, то не ваша вина, что вы приняли такое решение, это я плохо объяснял. После первого вето предложенный мной закон был принят почти единогласно, мы «достучались» до депутатов. Это нормальное явление и не значит, что кто-то держит за пазухой камень.

    Некоторые пытаются обвинять во всем исполнительную власть и хвалить законодательную, но так не может быть. Обе ветви власти действуют в рамках свей компетенции и друг без друга существовать не могут. Я готов исполнить законы, но мне надо, чтобы они были приняты, так как не всегда могу действовать в рамках федеральных законов. Иногда этот процесс у нас затягивается, но у этого есть объективные причины. Попробуйте разработать и принять такое количество законов за такой срок, какой был у нас. В целом моя оценка - проблем между ветвями власти нет, а если они появятся, то это пойдет во вред не мне лично или председателю Заксобрания, а городу Севастополю.

    Как у вас сейчас организовано взаимодействие с Министерством обороны, помогаете ли вы военным, и помогают ли они вам?

    Сергей Меняйло: Взаимодействие с Минобороны установлено, проблем в этом отношении у нас нет. Инфраструктура, на которой размещались части Минобороны, остается в ведении министерства. Высвободилось много городков, которые были у вооруженных сил Украины. По ним работает согласительная комиссия под руководством замминистра обороны Руслана Цаликова. Часть городков передана Минобороны, другие перешли к городу. Мы уже приняли 21 объект, который не используется военными. Остаются вопросы по границам некоторых спорных объектов. Мы готовы передать объекты, если Минобороны обоснует, для чего они нужны.

    Принято решение о совместном использовании аэропорта «Бельбек», Минобороны его подписало, и мы планируем уже в этом году принимать гражданские рейсы. Министерство передает нам 54-й и 24-й заводы, которые уже давно не работают, а городу нужна их территория. Также городу перешла и часть социальных объектов. Мы забираем себе 160 домов Черноморского флота, создаем для них свою управляющую компанию. Мы начали их обслуживать еще до фактической передачи, для города это накладно, мы их обслуживаем за свой счет, но оставить их без уборки, вывоза мусора нельзя. Кроме этого, мы ввели в эксплуатацию 50 домов для моряков в Казачьей бухте и достраиваем там же детский сад, который министерство не достроило.

    Этой весной севастопольцев и крымчан впервые призывают в Вооруженные силы России. Генштаб озвучит цифры, что будет призвано 500 человек. В городе есть желающие пойти послужить?

    Сергей Меняйло: На учете в военкоматах стоит 10900 призывников. В этом году севастопольцы будут служить в своем городе. Наряд на призыв по Севастополю сегодня 85 человек. 60 из них - это Черноморский флот, и 25 - ВВС Южного военного округа, которые находятся на территории Крыма. С призывом у нас проблем нет.

    А туристов в Севастополе много, или они больше в Ялту, на море едут?

    Сергей Меняйло: В Севастополе в основном развит событийный туризм. На День Победы все места в гостиницах уже давно раскуплены. У нас будет военный, военно-морской и военно-воздушный парад. Готовится более 40 мероприятий, посвященных Дню Победы. Дальше - День Военно-морского флота, байк-шоу. Есть идея сделать из этого байк-шоу центр военно-патриотического воспитания, построить там мототрек. Кроме этого, будет Крымский военно-исторический фестиваль, который впервые прошел в прошлом году. В ближайшее время мы запускаем проект «Дорогами Победы» под эгидой Русского военно-исторического общества. В основе идея патриотического воспитания школьников из регионов. Они приедут в Севастополь на несколько дней, посетят музеи, связанные с историей России разных эпох.

    В Севастополе не нужно создавать исторические парки, они уже есть. Мы эти места объединяем как площадки, которые представляют разные исторические эпохи. Например, во Франции есть исторический парк, где проходят спектакли и реконструкции по историческим событиям. Он был создан в противовес Диснейленду. Хотя для детей нужны аквапарки и все остальное, но они не дают никакой духовной направленности. А у нас есть Херсонес, музей Обороны Севастополя, Исторический бульвар, Диорама, Братское кладбище, 35-я батарея. Пройдя по ним, школьники будут по-другому относиться к своей родине. И это будет полезно не только детям.

    Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) № 6651 от 16 апреля 2015 г.



Возврат к списку