Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Правительство Севастополя
Официальный портал органов государственной власти Севастополя
тел.:+7 (8692) 55-34-40
факс: +7 (8692) 54-20-53
        

Сергей Меняйло в эфире радио Эхо Москвы

  • 20 июня 2015

    Сергей Меняйло в эфире радио Эхо Москвы


    А. Позняков

    ― У микрофона Андрей Позняков, мы сейчас находимся на Питерском международном экономическом форуме, к нам на стенд «Эхо Москвы» пришел Сергей Меняйло. Сергей Иванович, здравствуйте.

    С. Меняйло

    ― Здравствуйте.

    А. Позняков

    ― Сергей Иванович, сейчас на Питерском форуме очень много говорят о результатах последнего времени, последних нескольких месяцев, подводят какие-то итоги и общую оценку. Хочется начать с итогов и общей оценки в разговоре с вами. Год и три месяца Севастополь находится в составе Российской Федерации. Расскажите, пожалуйста, по вашим ощущениям, что изменилось? Стало лучше, хуже?

    С. Меняйло

    ― Если говорить о каких-то итогах, то только о промежуточных. Мы с вами понимаем, что весной прошлого года Севастополь и Крым вернулись в состав России. Но вернулись из другого государства, поэтому все, что было, когда Севастополь и Крым находились под юрисдикцией Украины, все перешло вместе с ними. И поэтому главной задачей так называемого переходного периода, который был обозначен до 31 декабря этого года, было и остается вхождение в правовое поле, перерегистрация всего, что необходимо перерегистрировать. Это выдача паспортов, оформление гражданства – все, что положено, все атрибуты, которые положены субъекту Российской Федерации. Естественно, сегодня этот процесс еще продолжается.

    А. Позняков

    ― А когда он завершится, простите?

    С. Меняйло

    ― По некоторым направлениям – и это закреплено в постановлении Правительства Российской Федерации - работа продлена до 2017 года. Это обусловлено исключительно технической стороной дела: есть вопросы, процесс решения которых занимает определенное время.

    Сегодня в Севастополе, в Крыму все граждане Российской Федерации, все получили соответствующие документы, идет перерегистрация автотранспорта, получаются ИНН – ну, все, что положено.

    Самое главное, создана законодательная база, органы исполнительной власти, проведены выборы, разработана и утверждена федеральная целевая программа, сформированы бюджеты субъектов. Правительство Российской Федерации в прошлом году нам разрешило формировать бюджет без региональных программ. Сегодня мы разрабатываем, согласовываем, утверждаем региональные программы, чтобы бюджет следующего года формировать уже программно. 

    Запущена программа модернизации образования. В прошлом году 1 сентября все наши учебные заведения работали уже по российским стандартам, по российским программам. Запущена программа модернизации здравоохранения.

    Идет загрузка заказами предприятий, которые в прошлом году были, по факту, в нулевом положении. Подписан ряд соглашений, в том числе и сегодня на форуме подписаны соглашения с Минэкономразвития, Минпромторгом. Еще четыре соглашения будут подписаны до завершения форума.

    Мы стараемся сжать время, для того чтобы стать полноценным субъектом Российской Федерации. Другие субъекты этот промежуток времени, законодательную базу и все остальное, проходили определенное время, 5-7 лет. У нас такого времени нет, к сожалению, поэтому мы в ускоренном темпе пытаемся это сделать.

    Определенные шаги уже есть. В частности, мы вошли практически во все программы Российской Федерации, которые были и существовали для других субъектов. Это обеспечение жильем ветеранов Великой Отечественной войны. С Ольгой Юрьевной Голодец обговорили вопрос, что в этом году для других субъектов заканчивается программа по дошкольным учреждениям. Но так как мы вернулись в состав Российской Федерации в прошлом году, а полноценно начали работать, если так взять откровенно, с этого года, то для нас, для Севастополя и Крыма, эта программа будет отдельно продлена. То есть мы до 31 декабря работаем по существующей программе, которая затем будет продлена Правительством Российской Федерации.

    Идет инвентаризация земельных участков, имущества. Сегодня идет составление налогооблагаемой базы, реализуются те программы, в которые мы в прошлом году вошли. Сейчас мы работаем по программе переселения из аварийного ветхого жилья. На сегодняшний момент, я думаю, к концу августа уже 140 квартир у нас будет по этой программе, и мы из аварийного жилья начнем переселять людей. Планируем до 270 квартир к концу этого года, но это в рамках того бюджета, который у нас сегодня есть. И дальше эту программу будем продолжать. Строительство детских садов, полная модернизация, подчеркиваю, полная модернизация здравоохранения.

    А. Позняков

    ― То есть, те обещания, которые давали избирателям в ходе проведения референдума о том, что система здравоохранения будет фантастически улучшена, они будут реализованы все-таки? Доступная для всех высокопрофессиональная, я помню, современная техника и больницы, доступные для всех. Даже лучше, чем в российских регионах – я видел такие обещания.

    С. Меняйло

    ― Скажем так, это задача, а не обещание. Задача, которая поставлена перед нами президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации. Естественно, они будут реализованы. Для их реализации нужен определенный временной интервал, срок. Естественно, определенное финансирование. Но, тем не менее, мы на этом не останавливаемся. На сегодняшний момент в регион поступает современнейшее медицинское оборудование. Сейчас пойдет тяжелое медицинское оборудование. Естественно, тех емкостей и той инфраструктуры, которая существует, не хватает. Поэтому, по поручению президента Российской Федерации - он нас поддержал, - есть решение Правительства Российской Федерации, что мы будем строить медицинский центр.

    Будем строить детскую больницу с перинатальным центром. Это будут современнейшие объекты. Мы уже реализовали один инвестпроект – это Центр гемодиализа. На сегодняшний момент у нас проблем с оказанием помощи с точки зрения гемодиализа нет. До этого была. Центр, который создан, чисто инвестиционный проект был, он сегодня имеет возможность еще и увеличить свою емкость при необходимости.

    Сейчас мы работаем над модернизацией скорой помощи. Да, парк скорой помощи, который был, не весь отвечает требованиям, но тем не менее. Мы устанавливаем систему ГЛОНАСС. На большую часть автомобилей она уже установлена. Мы плотно работаем с Фондом обязательного медицинского страхования, и сегодня он полностью развернут, страховая медицина у нас действует.

    Идет модернизация образовательных учреждений. Мы в прошлом году получали готовые классы физики, химии и так далее. Президент поддержал обращение по выделению дополнительного финансирования на модернизацию всего образования. Вопрос какой? Что образование надо модернизировать в кратчайший срок. Мы понимаем, что это сказывается на качестве самого процесса. В этом году мы первый раз начали сдавать ЕГЭ, и, по оценке Министерства образования и науки, в общем-то, со сложностями, конечно, с ручным управлением, но к сдаче ЕГЭ подготовились. Да, техническое оснащение, оно немножко не такое, как в других субъектах Российской Федерации, но мы к этому придем. Сейчас мы изыскали дополнительные средства на оборудование дошкольных учреждений, школ системой пожаробезопасности. Этого не было, вокруг школ заборов нет, по факту.

    А. Позняков

    ― Но это же и хорошо, когда заборов мало.

    С. Меняйло

    ― Вокруг школ?

    А. Позняков

    ― Ну, да. Разное мнение, конечно, бытует, но у нас говорят, что слишком много заборов, наоборот, в городах.

    С. Меняйло

    ― Я думаю, что территория детского сада и территория школы, она должна быть, первое – по периметру огорожена; второе – есть такое понятие «безопасная школа», мы с вами понимаем, да? Горький опыт у Российской Федерации есть – Беслан. Дальше. Все учреждения должны быть оборудованы пожарной сигнализацией, и все это должно быть выведено на единый пульт.

    А. Позняков

    ― Сейчас пожарная сигнализация не везде есть?

    С. Меняйло

    ― В школах – нет.

    А. Позняков

    ― А как так получается?..

    С. Меняйло

    ― Ну, так получается, 23 года не было пожарной сигнализации в школах.

    А. Позняков

    ― Вы знаете, такой, может быть, неприятный аспект, но очень важный все-таки для всех нас, и не только для жителей региона, экономический вопрос. Как вы оцениваете экономическое состояние? Потому что звучат мнения, что стало значительно хуже с экономикой в Крыму в целом и в Севастополе в частности после присоединения к России, вот за этот переходный период?

    С. Меняйло

    ― Давайте будем объективно говорить, да? Что после возвращения Крыма и Севастополя в Российскую Федерацию экономика, если с точки зрения взять, допустим, промышленных предприятий, она была нулевая, согласитесь. Но если мы сегодня говорим, что загрузка предприятий Севастополя, подчеркну, основных предприятий – это те, которые бюджетообразующие были, большие предприятия. От 10% до 100%. То есть, есть где-то 10%, есть где-то 50%, есть где 70, 85, и есть где 100%. Это подъем экономики или нет? Если мы говорим, что было в нулевом положении.

    А. Позняков

    ― Это зависит от того, какую долю в бюджетных поступлениях занимают эти предприятия вообще от общей экономики, потому что туризм все-таки.

    С. Меняйло

    ― В Советском Союзе одним из больших бюджетообразующих предприятий для Севастополя был Севморзавод имени Орджоникидзе, да? В прошлом году Севморзавод имени Орджоникидзе практически не работал. Сегодня он загружен заказами. Да, там работает порядка трехсот человек, но заказами он загружен, и перспектива его загрузки есть.

    Дальше. Севастопольское Авиационное Предприятие. Подписаны соглашения с «Вертолетами России». И, да, загрузка 60% сегодня. Но это загрузка. И перспективы загрузки и подъема есть.

    Если мы говорим с точки зрения пенсий, заработных плат, в прошлом году был указ президента о поэтапном повышении заработной платы бюджетникам. Мы этот указ выполнили. Сегодня заработная плата по отношению к апрелю 2014 года выросла от полутора до трех с половиной раз, в зависимости от категорий. Врачи, младший медицинский персонал, старший медицинский персонал, преподаватели и так далее и тому подобное. Пенсии, в конце концов.

    А. Позняков

    ― Сергей Иванович, вот к этому как раз вопрос очень напрашивается. Мы здесь рядом со стендом «Эхо Москвы» с экспертами говорили в том числе о том, как выполняются социальные обязательства государства и программы, которые поставил президент. И одна из самых больших проблем, по мнению экспертов, заключается в том, что ради этого привлекают кредиты банковские, в то время как социальный сектор, он не дает роста финансов, и это кредит, который фактически нереально возвращать. Вы как решаете эту проблему, тоже кредитами?

    С. Меняйло

    ― Нет, мы пока еще ни одного кредита не брали, не оформляли и пока не планируем. Мы в бюджет прошлого года заложили практически все наши социальные программы, и в этом году уже часть остатков, которые у нас были — мы по факту понимаем, что бюджет формируется, или должен формироваться, начиная в августе-месяце и так далее, по прогнозируемым доходам. У нас в этом году получилось, фактические доходы мы можем получить только к концу первого квартала следующего года. И у нас в этом году получилось, что у нас прогнозируемые доходы, они оказались меньше, чем по факту мы собрали. На сегодняшний момент за четыре месяца доходная часть выполнена нами на 112%. Это вот за четыре месяца этого года. На 112%.

    А. Позняков

    ― А за счет чего? Туризм ведь упал. Все говорят, что туризма нет никакого. Нам показывают пустые пляжи с видеокамер. Это неправда?

    С. Меняйло

    ― Нет, это не совсем правда. В прошлом году были сложности, да, и загрузка была не самая большая, доходило до 70%. В этом году детские оздоровительные лагеря у нас загружены полностью, места коллективного отдыха – то же самое. И перспектива уже за август месяц уходит. Ну, приведу пример. Есть туризм, он как бы сезонный. А есть еще событийный туризм. Ну, вот на 9 мая 400 тысяч, 8-9 мая вот именно на этот праздник на День Победы – 400 тысяч.

    А. Позняков

    ― Для сравнения вот с населением именно Севастополя как субъекта федерации?

    С. Меняйло

    ― По последним данным, пока еще неокончательным, Росстата, это официально 385 тысяч.

    А. Позняков

    ― Ну, то есть, удвоилось количество людей.

    С. Меняйло

    ― Но я сейчас доложу, что по амбулаторным картам, 410 тысяч, понимаете, да? То есть, у нас идет… мы на первом месте по рождаемости, Севастополь. Поэтому это было подчеркнуто, в том числе и председателем Правительства Российской Федерации. Сейчас улучшилась транспортная доступность, с точки зрения количества рейсов на Симферополь на аэропорт. И все-таки мы смогли, это благодаря в основном Совмину Крыма, его работе, упорядочить паромную переправу Керченскую.

    И на сегодняшний момент транспортная дирекция находится в руках республики Крым. Так вот, это все дает свои плоды. Чем меньше будет препонов по транспортной доступности, тем больше будет посещаемость. Люди не боятся ехать в Крым.

    Дальше, мы сейчас работаем по аэропорту Бельбек, в прошлом году вышло постановление Правительства Российской Федерации, в этом году в конце апреля – в мае месяце мы подписали договор о совместном использовании с Министерством обороны. Сейчас идет сертифицирование аэропорта, осматривается инвестпроект по строительству нового терминала. Но как площадка для чартерных рейсов он уже готов. И я думаю, мы запустим сначала чартерные рейсы, а дальше, как только будет соответствующая сертификация, регулярные рейсы. Договоренности такие есть с Трансаэро, с Аэрофлотом.

    А. Позняков

    ― А когда могут чартеры полететь?

    С. Меняйло

    ― Я думаю, в ближайшее время.

    А. Позняков

    ― Ближайшее время – это годы или месяцы?

    С. Меняйло

    ― Нет, это даже, скажем так, недели.

    А. Позняков

    ― Даже так! То есть, мы уже сейчас в начале лета можем получить чартерные рейсы в Бельбек?

    С. Меняйло

    ― Мы делаем пробные чартерные рейсы, а потом будем запускать их на постоянной основе. Когда это случится, вы об этом узнаете, потому что это будет освещено, это событие.

    А. Позняков

    ― Ну, конечно, это крупное событие такое, важное. Вопрос, вы знаете, по поводу туристов. Раньше, во времена, когда Крым был украинским, насколько я помню, по статистике, большинство туристов были украинцы. Ездят сейчас украинцы в Севастополь, и какой состав туристов?

    С. Меняйло

    ― Ну, я не могу сказать в процентном отношении, но ситуация на Украине, вы знаете, какая, да? И поэтому сегодня граница на Перекопе, ее нет как таковой, то есть едут вокруг. Ну, в основном не только украинцы, но и иностранцы приезжают. Ну, основная масса – это, конечно, с материковой России.

    А. Позняков

    ― Все-таки регион дотационный, сильно дотационный, как про него говорят, высоко дотационный, да. Вопрос такой. Может ли в принципе Севастополь – не будем про Крым в целом – быть не дотационным? И если да, то при каких условиях и в какой перспективе?

    С. Меняйло

    ― Вообще-то, в идеале, если мы оцениваем любой регион, я не говорю сейчас Севастополь, вообще любой регион, в зависимости от его географического положения, наличия инфраструктуры, наличия там природных ископаемых, все остальное, любой регион можно подвести под то, что может быть не дотационным. Но для этого нужен определенный период времени и программы определенные.

    Севастополь может быть не дотационным субъектом, но по направлениям, естественно, основные предприятия Севастополя – в свое время это были предприятия оборонно-промышленного комплекса Советского Союза, потом Украины. Сейчас часть предприятий будет входить в оборонно-промышленный комплекс России. Это судостроение, судоремонт, техническое обслуживание. С учетом того, что Севастополь – это главная база Черноморского флота. Раз.

    Второе – приборостроение. Севастополь, предприятия Севастополя в свое время, и до сих пор есть предприятия, которые работают в области приборостроения. Мы сейчас говорим… если мы говорим о высоких технологиях, микросхемах и так далее и тому подобное, то есть, это востребовано. То есть, развивать это направление для Севастополя – это немаловажно, и оно свой результат принесет. Дальше. Это аграрный сектор. Аграрный сектор – это виноградарство, виноделие, садоводство и овощеводство. Поэтому у нас есть все возможности, для того чтобы перестать быть высокодотационным субъектом. Если мы своевременно и правильно создадим и зарегистрируем налогооблагаемую базу – раз. Второе: если мы своевременно и правильно воспользуемся нашими возможностями в свободной экономической зоне, сделаем привлекательность для инвесторов. Третье: привлечение инвесторов, оно во всех направлениях, начиная от городского хозяйства, там, инженерных сетей, заканчивая тем, чем я сказал: приборостроением, микросхемами, IT-технологиями и всем остальным, то я думаю, что мы уйдем от высоких дотаций.

    Но, тем не менее, мы должны понимать, что сегодня мы высокодотационный субъект. В следующем году мы планируем сократить дотационность свою. Исходя из прогнозируемой доходной части, мы в 16-м году, то есть, не в 15-м — мы понимаем, что налогооблагаемая база 15-го года, мы ее получаем только в 16-м году. Так вот, на 17-й год при планировании бюджета, при получении соответствующих доходов в казну, на 17-й год есть перспективы перестать быть высокодотационным субъектом.

    Второй момент. Мы понимаем, что на определенный период бюджет должен быть сбалансирован. Чем это с точки зрения экономики хорошо? Расходы субъекта, расходы субъекта, они соответствуют его доходам. Вот тогда есть возможность программного развития за счет средств федерального бюджета или за счет софинансирования. Но для этого тоже нужен определенный период. И только после того, как будет сбалансированный бюджет, тот, о котором я сказал, и мы понимаем, что любое развитие – да, вот вы хотите построить завод по производству приборостроения. Мы понимаем, что завод за неделю не строится, да? То есть, есть нормативные сроки строительства, запуска этого производства и потом получения экономической составляющей.

    Поэтому, я думаю, это три-пять лет. Вот через три-пять лет можно говорить о том, что мы перестанем быть дотационным или высокодотационным, мы станем как нормальный субъект Российской Федерации, с учетом своей доходной части.

    А уже впоследствии, через пять-семь лет, при таком плановом, но быстром развитии, можно говорить уже и о бюджете, который не требует дотаций.

    Мы же еще должны понимать систему налогообложения. У нас сегодня все налоги – это региональные налоги. У нас нет муниципального, и мы не отчисляем соответствующие налоги в федеральный бюджет. Это решение Правительства Российской Федерации для того чтобы мы максимально моги повысить свою доходную часть и по минимуму брать компенсацию из бюджета России. Поэтому тут много составляющих, и много мероприятий, которые надо выполнить для того чтобы…

    Но самое главное – это развитие. Развитие всех отраслей. Те, которые являются для Севастополя приоритетными. Приоритеты уже определены и Правительством Российской Федерации, это судостроение, это судоремонт, это приборостроение, это виноградарство, это садоводство, это виноделие, это овощеводство.

    А. Позняков

    ― Туризм – я не слышу.

    С. Меняйло

    ― Виноват, да, туризм.

    А. Позняков

    ― А он на каком месте?

    С. Меняйло

    ― Туризм после судостроения и приборостроения на третьем месте. Потому что сам по себе Севастополь – это исторический парк разных эпох. И поэтому нами уже запущена программа военно-патриотического воспитания. И первый этап ее прошел. Сейчас в июле месяце порядка шестисот победителей, они будут в Севастополе по соответствующей программе, это поручение президента Российской Федерации. Мы хотим ее сделать не сезонной, а круглогодичной.

    И мы понимаем, что если мы делаем круглогодичную программу военно-патриотического воспитания, то мы делаем круглогодичную программу по туризму. И вот у нас пересекается исторический туризм, это те исторические места, которые есть, и военно-патриотической воспитание, Севастополь может стать центром военно-патриотического воспитания в этом вопросе.

    А. Позняков

    ― Последний, наверное, вопрос, который я успеваю задать, но очень важный. У вас очень многообещающие, на самом деле, вы рассказали сейчас планы. Вопрос совершенно из другой области, но острый и болезненный, это права человека. Как вы оцениваете ситуацию с правами человека в Севастополе? И вообще, есть ли в повестке дня нынешнего правительства Севастополя эта проблема?

    С. Меняйло

    ― Ну, с какой точки зрения. Все ветви власти в Российской Федерации, и в Севастополе, в частности, они предназначены и работают на благо своих граждан в рамках своей компетенции. Если вы хотите сказать, нарушаются ли права человека, я скажу, отвечу, что, если и есть какие-то нарушения, с точки зрения, там, допустим, социальных выплат, и так далее и тому подобное, то если они всплывают, то в рамках своей компетенции, действующего законодательства, мы эти проблемы решаем.

    Но это, скажем так, остаточное явление того, вот этого перехода нашего, с одной стороны. С другой стороны, у нас достаточно правовых рычагов для того чтобы решать все в рамках закона по отношению к любому гражданину. Так же и у гражданина достаточно сегодня прав и рычагов, чтобы восстановить свои права, если они кем-то нарушены.

    А. Позняков

    ― А что касается похищений, вы знаете, немножко шире даже хочу этот вопрос задать, после событий годичной давности остался какой-то элемент напряжения. Например, сохраняются структуры самообороны и объединения людей, которые боролись все-таки за отделение от Украины. Остались люди, которые не согласны с этим отделением, и периодически приезжают граждане Украины, в Севастополь в том числе, жалуются представители различных групп этнических. Эти все жалобы собирают правозащитники и представляют очень неприглядную картину. Вы, наверняка, слышали, видели, эти доклады доходили до вас. Как вы относитесь к таким оценкам, что ситуация с правами человека катастрофичная, если говорить о похищениях, об убийствах, о запугивании?

    С. Меняйло

    ― В Севастополе такого нет. У нас нет в Севастополе самообороны. У нас в Севастополе есть ассоциация самообороны. Смысл такой, что в событиях принимало очень большое количество людей, и не только на площади на митинге, стояли на блокпостах, охраняли общественный порядок. Это активные люди с активной жизненной позицией, которые обеспечили безопасность, в том числе, как и вооруженные силы Российской Федерации, так и они обеспечили безопасность проведения референдума.

    И было бы глупо, нелепо и неблагодарно относиться к этим людям по принципу: мавр сделал свое дело, мавр может уходить. За время этих событий часть людей потеряла работу, у кого-то бизнес рухнул – они же не крупные бизнесмены были – у кого-то бизнес рухнул и все остальное. Людей надо поддержать и направить их активность в правильное русло.

    Поэтому они сейчас очень активны с точки зрения общественной, мы их привлекаем. Там, где есть возможность дать им работу, мы даем работу. Лучше них правопорядок никто охранять не будет. Поэтому есть соответствующие рычаги, там, допустим, в ГУП Минпромторга они охраняют предприятия, которые перешли под Минпромторг. Есть частные охранные предприятия, которые в Российской Федерации везде распространены, есть казачество и так далее. Мы их привлекаем, давая им работу.

    Да, мы сейчас узаконили и сформировали Добровольную народную дружину в соответствии с законом. То есть, мы их привлекаем как к общественной жизни, решению текущих задач, так и к обеспечению порядка.

    Как вы говорите, этнические – я вам скажу так: Севастополь всегда был многонационален и терпелив, поэтому у нас в Севастополе нет острых каких-то межконфессиональных или этнических противоречий, в том числе и с крымскими татарами. Их нет, и у меня нет жалоб, ко мне не поступало жалоб насчет того, что кто-то кого-то притесняет на почве этнической или межконфессиональной. Но, понимаете, смотря что считать политическим, если считать заявления некоторых политиков о том, что Крым и Севастополь оккупированы, то, ну, это его политическое…

    Внутри Севастополя есть, как и везде, как я ее называю «пятая колонна». Но это не массовое явление – раз. Второе – это люди, которые когда-то имели влияние, ну, они и до сих пор связь поддерживают с кем-то. С ними идет нормальная работа в рамках закона. Идут проверки, возбуждаются…

    С точки зрения политической, политических репрессий по отношению к кому-либо, как-либо никто не проявляет, и проявлять не собирается. У каждого человека есть право выбора своей позиции в жизни, но эта позиция, она должна не идти в противоречие Уголовному кодексу, она не должна идти в противоречие политике государства, что внутренней, что внешней, всего-навсего. То есть, она должна быть грамотной. Поэтому у нас в Севастополе этого нет.

    А. Позняков

    ― Спасибо большое. Это был губернатор Севастополя Сергей Меняйло. Андрей Позняков провел это интервью у стенда «Эхо Москвы» на Питерском Международном экономическом форуме. Спасибо.

    С. Меняйло

    ― Спасибо.



Возврат к списку